«Пробирмамзели», или Первое харьковское дефиле

вторник, ноября 5, 2013 - 12:15

Ровно сто лет назад, 2 и 3 ноября 1913 года по старому стилю, в Харькове впервые широкой публике были представлены так называемые живые манекены. Спустя несколько десятилетий такие демонстрации войдут в обиход под привычным для нас названием «показы мод».

В конце октября 1913 года в популярной харьковской газете «Южный край» появилась заметка «Живые манекены». Она предваряла событие, которое должно было впервые случиться в Харькове спустя несколько дней. 

 

«На днях харьковцам, главным образом, представительницам прекрасного пола, предстоит видеть интересное зрелище — живые женские манекены. В зале Дворянского собрания* на этих манекенах будут демонстрировать самые модные и самые изящные, полные художественного вкуса, дамские наряды, сделанные по рисункам английской художницы леди Говард и других. Манекены будут ходить по сцене, принимать различные позы, показывая, как надо держаться в том или другом наряде, и будут даже участвовать в five o'clock tee. Зрелище это — новый, своеобразный вид рекламы, так как туда же, во время демонстрации, будут указываться и заграничныя фирмы, от которых можно получить тот или другой наряд».

  * Дворянское собрание находилось на Николаевской площади, нынешней Конституции, напротив заднего фасада ломбарда, в котором теперь Исторический музей.
 

 

Надо сказать, что публичные демонстрации «живых манекенов» сто лет назад только-только входили в моду и были ещё в диковинку.

Одной из первооткрывательниц дефиле в современном виде (или очень приближенном к современному) стала британская дизайнер леди Люси Дафф-Гордон, в мире моды известная как Люси. В начале ХХ века она начала устраивать «парады манекенов», сопровождаемые музыкой, куда приглашала не только состоятельных модниц, но и их мужей, кавалеров — в общем, потенциальных плательщиков.
 

Леди Люси Дафф-Гордон в 1910 году. Фото из открытых источников
Леди Люси Дафф-Гордон в 1910 году. Фото из открытых источников

Леди Люси Дафф-Говард на «Титанике», 1912 год

Леди Люси Дафф-Гордон на «Титанике», 1912 год. Фото из открытых источников

Как всякая новая интересная идея, придумка находчивой англичанки быстро стала популярной и приобрела последователей. Одной из тех, кто подхватил новинку, стала согражданка Люси Дафф-Гордон, художница, как её называли в России, леди Говард (или Говардс).

Именно она и выкупила на два дня, 2 и 3 ноября (по старому стилю) 1913 года, зал харьковского Дворянского собрания, чтобы устроить там восемь сеансов — по четыре в день.

Надо сказать, что женская мода 10-х годов ХХ века часто становилась объектом непонимания, насмешек и даже издевательств публики. Что с удовольствием отражали газеты. Вот несколько характерных примеров (все даты по старому стилю).
 

«Южный край», 10 июля 1910 года

Парижские моды. Фото из «Иллюстрированного прибавления» к «Южному краю», 12.09.1909 года

«Южный край», 30 апреля 1911 года 

Карикатура из «Иллюстрированного прибавления» к «Южному краю», 1910 год



«Южный край», 4 июля 1913 года

Парижские моды. Фото из «Иллюстрированного прибавления» к «Южному краю», 12.09.1909 года

Иногда «модными» вопросами приходилось заниматься даже харьковской городской думе. В 1913 году, по примеру других городов, специальным постановлением гласные думы запретили допускать в трамвай дам в шляпах с булавками без специальных наконечников. В трамваях появились таблички: «Дамам без предохранителей вход запрещён».

Но вернёмся к первому харьковскому показу мод.

На первом вечере побывал журналист «Южного края». В номере за 3 ноября он поместил под псевдонимом Фальстаф заметку об увиденном, которую назвал «Последний крик моды». Это был не просто репортаж, а некое, можно сказать, социокультурное осмысление невиданного прежде в Харькове явления.

 


Последний крик моды. 


Не оденетесь лучше камелий и богатых французских актрис!

Н. Некрасов.

 

Вчера вечером в Дворянском собрании открылись сеансы леди Говардс, художницы, демонстрирующей различные модели платьев, накидок и шляп на живых манекенах, на так называемых «пробирмамзелях».

Публики на каждых сеансах (всего за вечер четыре) было очень много. Преобладали, разумеется, дамы, как и следует, но было не мало и мужчин, среди них офицеры, почтенные адвокаты, врачи — вообще любители изящных и красивых женских нарядов...

Были налицо и все харьковские портнихи... pardon — «художницы» и шляпницы...

О том, что такое дамские туалеты и какое роковое морально-экономическое значение они имеют в современной жизни — надо ли говорить?

Был культ тела, красоты, силы, ловкости, — этому поклонялись, этому следовали, — теперь царит культ «модных дам», женщин, в которых нет ни красоты, ни свежести, ни тонкости, а есть тот особый шик, тот болезненно извращённый «излом» и уменье одеться, замысловато и экспансивно, благодаря которым женщина в сущности... та же «пробирмамзель». Показывается и говорит: посмотрите, какое на мне платье, шляпа, башмаки, чулки...

И так как современная наша героиня — это «веселящаяся дама», то, конечно, только очень немногие богатые женщины могут одеваться так ослепительно роскошно и безумно дорого, чтоб конкурировать с ними...

Это тоже знамение нашего времени, что скромно одетые женщины не производят впечатление...

Мы так жаждем ослепительного блеска женских туалетов и украшений — этот «последний крик Парижа», что совершенно потеряли меру вещам...


«Бриллианты, цветы, кружева,
Доводящие ум до восторга»...

Вот что кружит голову не только женщинам и мужчинам!
Туалеты, демонстрированные вчера, лучше всего подтверждают всё вышесказанное. Стоят эти вещи безумные, именно бешеные деньги...
И надо сказать, что далеко не все, действительно, красиво, оригинально и интересно задумано.
Слабее других — туалеты выездные. Много лучше вечерние платья и бальные и совсем красивы некоторые платья для спорта. В последних есть много вкуса и истинного изящества.
Леди Говардс показывает себя в самом финале — на ней богатый бальный туалет, — «придворный».

Сеансы под конец приедаются, хотя там поют и играют.

Оказывается, что Леди Говардс заказов не принимает, а только даёт идеи туалетов и рисует их по желанию дамам, считаясь с их индивидуальностью.

Вчера наш гостиный ряд тоже мобилизовал свои силы и выставил в витринах ослепительные материи.

Видели бы вы, сколько толпилось около них дам, возбуждённых, заинтересованных!

И вчера на сеансах, хоть и было много критики и язвительных замечаний, но и не мало было лиц с явно выраженной «тоской»... Некоторые платья и шляпки не могли не произвести эффекта.

Однако и у модниц леди Говардс все узкие юбки, только некоторые задрапированные юбки требуют побольше материи — тканей расходится меньше прежнего. Это ведь поведет к кризису в промышленности!

Не потому ли французы носят теперь очень широкие юбки, особенно внизу...

Очевидно, чтоб скомпенсировать недобор на женских материях...

Но, однако, как должны уставать бедные «пробирмамзели» – ведь они переодеваются до чулка в течение вечера по шестнадцати и двадцати раз!...

Их-то, должно быть, эти «последние крики моды» заставляют, вероятно, кричать от боли.

Фальстаф.

«Иллюстрированное прибавление» к «Южному краю», июль 1912 года

«Иллюстрированное приложение» к «Южному краю», июль 1912 года

«Иллюстрированное прибавление» к «Южному краю», июль 1912 года

«Иллюстрированное приложение» к «Южному краю», сентябрь 1912 года

«Иллюстрированное прибавление» к «Южному краю», сентябрь 1912 года


«Иллюстрированное прибавление» к «Южному краю», май 1913 года

«Иллюстрированное приложение» к «Южному краю», август 1913 года

«Иллюстрированное прибавление» к «Южному краю», август 1913 года

«Иллюстрированное прибавление» к «Южному краю», декабрь 1913 года

Старости

Телеграмма министру внутренних дел
18 марта 1917

Гор. голова Д. И. Багалей отправил министру внутренних дел следующую телеграмму: 

Воззвание к почтово-телегр. служащим
16 марта 1917

Управление харьковскаго п.-тел. округа получило для объявления всем служащим телеграмму следующаго содержания:

Арест «охранника»
16 марта 1917

Вчера утром, в союз учреждений мелкаго кредита явились два офицера и по поручению общественнаго комитета арестовали недавно поступившаго на службу в союз А. А. Кольчицкаго, который оказался агентом харьковской «охранки». Ранее Кольчицкий служил в харьк. городском управлении и был уволен за неблаговидные поступки.

В пользу политических освобожденных
16 марта 1917

Третьяго дня во время спектакля в театре Муссури, В. В. Холодная продавала открытки в пользу политических освобожденных. В несколько минут открытки были проданы; вырученныя от продажи открыток деньги, в сумме 140 руб. В. В. Холодная передала через М. Дон-Дыша в редакцию «Южнаго Края» для политических освобожденных.