Демонстрация освобожденных-каторжан

06 июня 1917
Демонстрация освобожденных-каторжан

Вчера небольшая группа освобожденных каторжан появилась сначала на Соборной пл., а затем перед зданием гор. думы с плакатом «Палач Давыдов должен быть арестован». 

Выступавшие ораторы требовали в своих речах ареста бывш. начальника каторжной тюрьмы Давыдова, подвергавшаго каторжан  истязаниям. Представитель Совета р. и с. деп. с балкона гор. дома разъяснил, что Давыдов был освобожден 4-го мая прокурором, на основании телеграфнаго распоряжения министра юстиции, который предложилъ прокурору, – в случае неполучения материалов об истязаниях каторжан, освободить и Давыдова из-под стражи. Только 1-то июня в Сов. раб. и солд. деп. поступила копия показаний заключенных о совершенных над ними истязаниях. Эти показания получены были следственной коммиссией 3-го июня, и в тот же день были переданы прокурору с просьбой возбудить против Давыдова уголовное преследование и мерой пресечения принять заключение его под стражу.

«Южный край», №14064

Авторская колонка Филиппа Диканя

Харьков в октябре - реакция на большевистский переворот в Питере

О большевистском перевороте в Питере харьковцы узнали не сразу, и даже не из-за скорости распространения новостей 100 лет назад. В день, когда в столице бывшей империи большевики захватывал власть, в Харькове забастовали типографии. Это событие никак не было связано с питерским, так совпало. Харьковские газеты вышли только 3 (16) ноября, и в первом же номере «Южный край» описал в хронологическом порядке, что происходило в Харькове в дни с 25 октября по 1 ноября (7-14 ноября н. ст.) и как город реагировал на захват власти большевиками. 

«Воздушный» художник: 100 лет назад умер Сергей Васильковский

«Его смело можно назвать, как и Шевченко, певцом Украины – то, что сделал Т. Г. Шевченко в области литературы, Сергей Иванович сделал в области искусства», – так писал о Васильковском журналист «Южного края» в статье, посвященной памяти художника.

Погромный Харьков 1917-го

В начале ХХ века Харьков выделялся среди многих городов Российской империи, «прославившихся» погромами евреев. Столицу Слобожанщины это позорное явление обошло стороной. Однако осенью 1917-го погромная волна докатилась и до Харькова.

Рождественское ограбление

Накануне 1917 года харьковцы обсуждали не только праздничные хлопоты и планы встретить Новый год. Город вовсю обговаривал небывалое доселе ограбление одного из местных банков.

Сто лет назад, на исходе 1911 года, в газете «Южный край» появилась статья под названием «С харьковского дна». Это была буквально песнь харьковскому босяку, бездельнику, мелкому воришке, которого в народе называли ракло.

Неделя, которая началась 15 ноября (ст. ст.) 1910 г. потрясла харьковское общество новостью: накануне, в воскресенье ближе к вечеру, на пустыре в конце Садово-Куликовской улицы (сейчас ул. Дарвина) местные мальчишки нашли труп известного в Харькове и на всём юге России предпринимателя, владельца большого склада-магазина фотоаппаратов, фотопринадлежностей, а также граммофонов, зонофонов и т. д. Анатолия Вернера.

Как вы думаете, что происходило в Харькове сто лет назад? Нет, событий, конечно, было множество, но было одно, которое роднит, в каком-то смысле нас, потомков, с предками. Это выборы. Только если сейчас избирательная кампания у нас лишь стартует, в тогдашнем Харькове она завершилась: 9 сентября (по старому стилю) 1910 года члены городской думы (по нынешнему, горсовета, тогда только они могли избрать руководителя города из своих рядов) выбрали нового городского голову.

30 апреля исполнилось 65 лет со дня смерти Бориса Александровича Штейфона – представителя харьковского рода, личности неоднозначной: царского офицера, активного борца с советской властью, наконец, генерала вермахта – еврея по происхождению. 

Сто один год назад в Харькове, как и во всей Российской империи, отметили первое столетие со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. Организация харьковских торжеств дала повод местному фельетонисту заметить, что картина чествования Гоголя достойна пера самого великого писателя.

Будущее Европы

Англия, Франция, Бельгия, Голландия и еще несколько государств Западной Европы и часть России в будущем окажутся затопленными – прогноз начала XX века.