Смерть коммерсанта

пятница, ноября 19, 2010 - 13:40

Неделя, которая началась 15 ноября (ст. ст.) 1910 г. потрясла харьковское общество новостью: накануне, в воскресенье ближе к вечеру, на пустыре в конце Садово-Куликовской улицы (сейчас ул. Дарвина) местные мальчишки нашли труп известного в Харькове и на всём юге России предпринимателя, владельца большого склада-магазина фотоаппаратов, фотопринадлежностей, а также граммофонов, зонофонов и т. д. Анатолия Вернера.

До нас дошел единственный портрет Анатолия Феликсовича Вернера, он был опубликован в «Иллюстрированном прибавлении» к «Южному Краю»: скуластое лицо, лихо закрученные усики а-ля Вильгельм II, плотный, довольно-таки молодой человек что-то читает, подперев рукой голову... Полиция установила: самоубийство. При нём нашли деньги – более ста рублей (сумма по тем временам весьма приличная), пара часов, ценные бумаги, записная книжка, деловые письма. Однако в них не было и намёка на причины самоубийства. Дело, которым он занимался, процветало. Что же заставило успешного коммерсанта пустить в себя пулю? 

 

О Вернере не сохранилось практически никаких сведений, известно, похоже, лишь одно его изображение да сохранилось несколько фотографий со штампом его заведения – он не только продавал фотопринадлежности, но и сам был фотографом, состоял членом Харьковского отделения Русского императорского технического общества. Коммерческую деятельность в Харькове Анатолий Вернер начал на рубеже XX века, купив у собственного дяди Карла Ивановича (или Карла-Людвига) Фреландта, имевшего сеть складов-магазинов фототоваров и фотоателье также в Москве, Петербурге и Казани, заведение на углу Московской улицы и Петровского переулка (сейчас Московский проспект и пер. Короленко). 

На фото слева дом № 4 по Московской улице, где был магазин Вернера (фото из коллекции А. Хильковского)

Дом № 4 по Московской улице с магазином Вернера и кинематографом «Мишель», крупный план

Анатолий Феликсович повел дело весьма успешно: в 1910 году у него был склад-магазин, где не только весь Харьков, но и жители других городов покупали фотоаппараты и всё, что связано с фотоделом, а также граммофоны, патефоны, зонофоны, пластинки и т .д., и т. п. Там можно было приобрести последние новинки, туда шли и любители, и профессионалы. Вернер не просто поддерживал местных фотографов, но и лично делал снимки, а в середине 1910 г. начал издавать журнал «Фотограф», где публиковались последние новинки фотодела. До смерти Вернера вышло всего 2 номера, после журнал заглох. Анатолий Вернер пользовался высочайшим уважением профессионалов. В некрологе, посвященном ему, председатель фотоотдела харьковского отделения русского технического общества Александр Рутченко написал такие слова:

«Это не был простой торговец фотографическими аппаратами и принадлежностями, а являлся сам большим любителем и знатоком фотографического искусства. Этому своему любимому детищу он посвятил всю свою энергию, вложил в него всю свою любовь и душу. Сколько труда и затрат было вложено им в создание его нового, прекрасного во всех отношениях, магазина, и покойный Анатолий Феликсович частенько говаривал: "Прекрасное искусство – фотография – достойно таких затрат"».

Кроме того, одно из помещений он сдавал кинотеатру «Мишель». И вот такой успешный человек добровольно ушел из жизни. Годы спустя первые десятилетия века XX-го назовут эпохой декаданса. Это так, но в любом случае причина такого поступка должна была быть более чем весомой. Смерть этого богатого и известного человека стала обрастать слухами тотчас же, Вернера еще и похоронить-то не успели, как пошли разговоры – как это часто бывает, пристрастные, с налетом сенсационности и, разумеется, не в пользу объекта рассказов – шансов на оправдание ведь не было никаких. Так, один из местных гласных Семененко в письме в одну из харьковских газет заявил, мол, «ломать голову над причинами нечего, – просто проигрался Вернер в карты, так как бывали с ним случаи проигрыша до 5000 руб.». Заодно от Семененко досталось и прессе (вот уж воистину времена не меняются!), которая, по его мнению, мало освещала вопросы азарта.

Приятель погибшего Ефим Моисеевич Бабецкий, печатавший в «Южном Крае» заметки под псевдонимом «Журналист», публично опроверг эти домыслы. Он утверждал: согласно и тому, что знал он лично о Вернере, и по наведенным справкам, коммерсант не играл в азартные игры и полтора года как не был в Коммерческом клубе (сейчас здание филармонии), где собирались люди его круга, чтобы в том числе поиграть в карты. Мало того, что Анатолий Вернер никогда не был игроком, он вообще был «скромный человек, тративший на свою жизнь и прихоти гораздо меньше того жалованья, которое мог бы получать у себя, как заведующий огромным предприятием», писал Журналист в «Южном Крае». 

Павильон Вернера в Университетском саду (фото из коллекции А. Хильковского)

Павильон Вернера в Университетском саду зимой. Фото из открытых источников

Из этой же заметки выясняются подробности, хоть и очень небольшие, личности Анатолия Вернера. Оказывается, у него были пробелы в общем развитии, что он прекрасно сознавал и заполнял систематическим чтением, посвящая основной досуг самообразованию. У Вернера дома была прекрасно подобранная библиотека. 

Итак, азарт не имел отношения к гибели успешного коммерсанта. Но что же? Репортеры того времени выяснили картину, предшествующую его гибели. Вот что писал об этом «Южный Край». У Вернера были векселя на сумму около 5000 рублей. Ценные бумаги предприниматель не то потерял, не то их украли. Один из векселей пустил в оборот некий П-ский, каким-то образом купивший его. Произошло это, когда Вернер был в Москве, где жила его мать. Возможно, именно пользуясь отсутствием Анатолия Феликсовича в Харькове, этот человек предъявил иск по векселю на 1000 рублей. На вопрос управляющего как поступить Вернер из Москвы дал ответ: «Вексель подложный, сообщите прокурору». Вернувшись в Харьков, он поручил управляющему договориться с П-ским, чтобы тот выкупил вексель за 500 рублей. Это было в воскресенье, 14 ноября. О результатах переговоров коммерсант просил подчиненного сообщить до 6 часов пополудни. Однако в 4 часа его нашли уже застрелившимся. Уже после смерти Вернера его управляющий сообщил, что предъявитель иска соглашался вернуть вексель за 600 р. 

Каталог магазина А. Вернера, сезон 1909 г. (фото из коллекции А. Хильковкого)

Газеты писали, что случай с векселем имел, скорее всего, роковое значение: дорожа собственным именем, Анатолий Вернер боялся, что потерянными или украденными векселями его будут шантажировать, а он не сможет «оправдать обстоятельства»... Кроме того, в ноябре 1910 г. Вернер должен был оплатить срочные обязательства на 2000 марок и 1500 рублей. После его смерти оказалось, что в кассе было наличности и переводов на получение на 12,500 рублей. «Этим фактом, заявленным кассиршей О. А. Вишняковой, – писал «Южный Край», – лучше всего опровергаются всякие вздорные слухи, которые возникли вокруг личности покойнаго и его кончины. Можно, поэтому, с уверенностью предположить, что самоубийство Вернера произошло под давлением целого ряда побуждений и явлений, которые в общей своей совокупности одолели этого здорового и энергичного человека...».

По завещанию, составленному Вернером в 1905 г., во время бурных революционных событий, «все свое имущество (магазин, склад, деньги, документы и проч.) он завещал своей кассирше Ольге Александровне Вишняковой, долголетней сотруднице и другу». Она владела фирмой «Анатолий Вернер» до 1917 года.

Реклама продукции А. Вернера в «Южном Крае»:

Старости

Сокращение трамвайнаго движения
22 августа 1917

В одном из последних заседаний гор. управы разсматривался вопрос об отмене утренняго и ночного трамвайнаго движения, а также о повышении трамвайнаго тарифа. Управа постановила:

Новый порядок доставки почтовых отправлений в многоэтажные дома
22 августа 1917

С 1 сентября, в многоэтажных домах простыя почтовыя отправления, повременныя издания (газеты и журналы) и повестки будут вручаться уполномоченному от жильцов лицу или опускаться в ящик, специально вывешенный для этой цели во дворе или у дверей одной из квартир 1 этажа. 

Успенская ярмарка
22 августа 1917

Третьяго дня закрылась Харьковская Успенская ярмарка, продолжавшаяся почти три недели. Ярмарка прошла при чрезвычайно повышенном интересе. Предложение ограниченное при небывало большом спросе.

Скотская Успенская ярмарка
22 августа 1917

Скотская Успенская ярмарка, начавшаяся 14-го августа, вчера окончилась. Пригон скота небольшой. Цены стояли высокия. За хорошую молочную корову охотно платили 500-600 руб. Лошадей – тоже сравнительно немного.