Выборы, выборы – нам бы таких депутатов!

пятница, сентября 10, 2010 - 11:50

Как вы думаете, что происходило в Харькове сто лет назад? Нет, событий, конечно, было множество, но было одно, которое роднит, в каком-то смысле нас, потомков, с предками. Это выборы. Только если сейчас избирательная кампания у нас лишь стартует, в тогдашнем Харькове она завершилась: 9 сентября (по старому стилю) 1910 года члены городской думы (по нынешнему, горсовета, тогда только они могли избрать руководителя города из своих рядов) выбрали нового городского голову.

Им в четвёртый раз стал профессор физики Технологического института (нынешний ХПИ) Александр Константинович Погорелко. Этот год был юбилейным для городского головы – через несколько дней после выборов исполнилось 10-летие пребывания его на этой должности.

Губернатор против города
Александр Константинович Погорелко был не слишком удобной персоной для местных губернаторов, в обязанности которых входило в том числе и наблюдение за деятельностью думы. Не то чтобы Погорелко был «в контрах» с представителями центральной власти целенаправленно, просто руководитель города честно и бескомпромиссно выполнял обязанности представителя местного самоуправления и защищал интересы, как сейчас говорят, своей громады. 

Особенно обострились отношения городских общественных деятелей с губернатором во время очередных выборов в городскую думу 1910 года. Изначально они прошли в начале года. Из 80 гласных, то есть депутатов, 58 представляли так называемую прогрессивную группу (либералов, куда входила и интеллигенция, и купцы, и крупные предприниматели и фабриканты, сочувствующие реформам монархии по европейским образцам), а сторонников сохранения устоев империи – монархистов и черносотенцев, так называемых «независимых», набралось 22. Это, конечно, никак не могло понравиться главному охранителю державных интересов на местном уровне, тогдашнему губернатору Митрофану Кирилловичу Катериничу. Он, воспользовавшись юридической закорюкой, в согласии с губернским по городским и земским делам присутствием, признал местные выборы недействительными. Причём, как указывал Погорелко, по должности входящий в этот орган, присутствие вынесло вердикт о том, что дума, мол, нарушила закон, а какой именно – сказать не удосужилась. Дескать, мы так решили, и баста. 

Погорелко направил губернатору просьбу разрешить повторное волеизъявление имеющих на это право горожан. В принципе, городской голова мог бы и обжаловать отмену, но слишком это было бы утомительно, да и шансов выиграть, откровенно говоря, практически не было. В конце концов, по закону так или иначе новая дума должна была появиться, кроме того, я думаю, что прогрессисты просчитали свои шансы и прекрасно понимали, что меньше взять они никак не смогут. Новые выборы прошли в мае. Их результаты оказались еще плачевнее для консерваторов: их представителей оказалось всего 7 человек на 80 гласных. Остальные были из прогрессивного лагеря. 

Борьба за жалованье
Первое после каникул заседание новой думы состоялось 9 (22 н. ст.) сентября 1910. За несколько дней до этого гласные провели частное совещание – разрешённые законом консультации, на которых обговаривали личности кандидатов на городского голову и нового члена управы (тогдашнего исполкома) вместо выбывающего по собственному желанию. Гласные, которые приняли участие в совещании, выдвинули единственную кандидатуру на должность городского головы – Александра Константиновича Погорелко. К слову, губернатор Катеринич увидел в этом совещании повод для судебного иска против всех, кто в нём участвовал, мол, у него не испросили разрешения и т.п. Но это уже совсем другая история.

На заседании 9 сентября, где присутствовали 70 гласных (10 прогуляли), первым подняли вопрос о повышении оклада – по законодательству полагалось сперва решить денежные дела, а уж потом проводить выборы руководителей города. Предлагалось увеличить жалованье городского головы с 8 тыс. рублей в месяц (весьма немалые по тем временам деньги) до 10 тыс., членам управы (их было 5) с 3 до 4 тыс. и думскому секретарю с 2.400 до 3 тыс. рублей.

Не все, однако, гласные согласились с предложением добавить денег городскому голове. Начались прения. И. В. Семененко, как отмечает «Южный Край», протестовал с волнением. Мол, вместо того чтобы вспомнить о «скромных тружениках – служащих городской управы и др. народных учреждений, народных учителях», те, кто вносят это предложения, говорят о «генералах». К тому же, говорит Семенченко, негоже начинать новой думе «с опустошения общественного сундука». Интересно, что противник повышения оклада городскому голове в своей речи назвал коллегу по думе Е. А. Москова, который озвучил это предложение, «представителем торгово-промышленной группы». Это, похоже, задело тех, кого действительно можно было причислить к таковой. Известный общественный деятель и крупный промышленник Н. Ф. фон Дитмар, кстати, прогрессист, высказался в том плане, что сильно, мол, удивлен тем, что новый гласный причисляет коллег к неким группам. Нет в думе таких и быть не может, потому как «все мы здесь – представители всего города», нагнал пафосу фон Дитмар. Ну и не стоило бы называть городских руководителей «генералами», заключил прогрессивный гласный.

Сторонники увеличения оклада городскому голове говорили о его исключительной роли в управлении городом, о том, что жалованье в 8 тысяч установлено 12 лет назад (в 1898 г.) и с тех пор жизнь значительно вздорожала. Все эти доводы не подействовали на противников повышения содержания головы, в итоге руководитель городской жизни 42 голосами против 26 остался при своих 8 тысячах. Больше повезло членам управы (им, правда, увеличили оклад не на тысячу, как предполагалось, а на 600 рублей, до 3.600) и думскому секретарю, которому оставили намеченные 3 тысячи. С главным же призом оказался заместитель городского головы. Он стал получать на 1000 руб. больше от нового жалованья членов управы, т. е. 4.600 руб. 

Бессменный голова
И вот главный вопрос: выборы городского головы. Гласные записками намечают кандидатов на голосование. Всего оказывается 6 претендентов на главную городскую должность, за Погорелко отдают голос 46 гласных, у ближайшего его соперника профессора Д. И. Багалея 12 сторонников. Пятеро гласных отказываются от участия в голосовании. Городским головой вновь становится Александр Константинович Погорелко. За него проголосовали 54 члена думы, против – 16. 



Совсем скоро современники назовут профессора Погорелко выдающимся общественным деятелем. Похоже, с высоты прошедших лет, что Александр Константинович остаётся лучшим городским головой. Во всяком случае, огромное количество глобальных изменений городской жизни произошли при нём: увеличились расходы на образование, были открыта Николаевская больница, лечебница им. Гиршмана, появилось художественное училище и несколько народных, были построены первые и единственные в дореволюционном Харькове памятники, три моста, ломбард, городской банк, спроектированы крытый рынок на Благовещенском базаре и канализация, заработали водопровод, автобус и трамвай. Последнее ставилось современниками Погорелко в особую заслугу. И все это происходило не просто «при нём», а при активном участии городского головы. 

Никто, конечно, тогда, осенью 1910 года, не предполагал, что Александру Константиновичу Погорелко оставалось жить всего-то два года. Харьков почтил память выдающегося городского головы лишь в XXI веке скромной мемориальной доской на доме, в котором жил Погорелко.

Старости

Телеграмма министру внутренних дел
18 марта 1917

Гор. голова Д. И. Багалей отправил министру внутренних дел следующую телеграмму: 

Воззвание к почтово-телегр. служащим
16 марта 1917

Управление харьковскаго п.-тел. округа получило для объявления всем служащим телеграмму следующаго содержания:

Арест «охранника»
16 марта 1917

Вчера утром, в союз учреждений мелкаго кредита явились два офицера и по поручению общественнаго комитета арестовали недавно поступившаго на службу в союз А. А. Кольчицкаго, который оказался агентом харьковской «охранки». Ранее Кольчицкий служил в харьк. городском управлении и был уволен за неблаговидные поступки.

В пользу политических освобожденных
16 марта 1917

Третьяго дня во время спектакля в театре Муссури, В. В. Холодная продавала открытки в пользу политических освобожденных. В несколько минут открытки были проданы; вырученныя от продажи открыток деньги, в сумме 140 руб. В. В. Холодная передала через М. Дон-Дыша в редакцию «Южнаго Края» для политических освобожденных.