Гимназия в Мерефе

07 июня 1917
Гимназия в Мерефе

Третьяго дня в сл. Мерефе Харьковскаго уезда, состоялось общее собрание членов Общества «Просвещение». Обсуждался и решен в положительном смысле вопрос об открытии гимназии.

Решено открыть пока первые два класса и пятый класс для окончивших курс высших начальных училищ. После продолжительных и горячих прений по вопросу о языке обучения в гимназии в виду украинизации народных школ на голосование было предложено две резолюции: 1) украинский язык является языком обучения в 1 кл., а русский язык предметом обучения; во II и V кл. обучение ведется на русском языке, а украинский язык является предметом обучения с обезпечением прав меньшинств; 2) обучение ведется на русском языке, украинский же язык должен быть только предметом обучения. Тайным голосованием была принята вторая резолюция. В виду того, что частью собрания было заявлено о неправильном голосовании вопрос о языке в гимназии для окончательнаго своего решения перенесен на следующее собрание.

«Южный край», №14066

На фото: вид на станцию Мерефа, начало ХХ века. Фото из открытых источников

Авторская колонка Филиппа Диканя

Рождественское ограбление

Накануне 1917 года харьковцы обсуждали не только праздничные хлопоты и планы встретить Новый год. Город вовсю обговаривал небывалое доселе ограбление одного из местных банков.

Сто лет назад, на исходе 1911 года, в газете «Южный край» появилась статья под названием «С харьковского дна». Это была буквально песнь харьковскому босяку, бездельнику, мелкому воришке, которого в народе называли ракло.

Неделя, которая началась 15 ноября (ст. ст.) 1910 г. потрясла харьковское общество новостью: накануне, в воскресенье ближе к вечеру, на пустыре в конце Садово-Куликовской улицы (сейчас ул. Дарвина) местные мальчишки нашли труп известного в Харькове и на всём юге России предпринимателя, владельца большого склада-магазина фотоаппаратов, фотопринадлежностей, а также граммофонов, зонофонов и т. д. Анатолия Вернера.

Как вы думаете, что происходило в Харькове сто лет назад? Нет, событий, конечно, было множество, но было одно, которое роднит, в каком-то смысле нас, потомков, с предками. Это выборы. Только если сейчас избирательная кампания у нас лишь стартует, в тогдашнем Харькове она завершилась: 9 сентября (по старому стилю) 1910 года члены городской думы (по нынешнему, горсовета, тогда только они могли избрать руководителя города из своих рядов) выбрали нового городского голову.

30 апреля исполнилось 65 лет со дня смерти Бориса Александровича Штейфона – представителя харьковского рода, личности неоднозначной: царского офицера, активного борца с советской властью, наконец, генерала вермахта – еврея по происхождению. 

Сто один год назад в Харькове, как и во всей Российской империи, отметили первое столетие со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. Организация харьковских торжеств дала повод местному фельетонисту заметить, что картина чествования Гоголя достойна пера самого великого писателя.

Будущее Европы

Англия, Франция, Бельгия, Голландия и еще несколько государств Западной Европы и часть России в будущем окажутся затопленными – прогноз начала XX века.

Как защищали украинский язык при царе

Ввести обучение украинскому языку на территории Украины (тогда она называлась Малороссией) предлагали еще сто лет тому назад. Статью об этом опубликовала харьковская газета «Южный Край».

Круговорот чего в природе?

Обожаю листать старые газеты. Я восстанавливаю для себя старую, ушедшую жизнь в виде картинок поразительной четкости. Они могут и не совпадать с реальными, но как-то уж очень ясно вырисовываются у меня в голове. В полном смысле чувствую себя современным читателем газет столетней давности.

Сумская, 74. Один из старых, ещё дореволюционных харьковских домов. С 2009 года в одной из его квартир обитает «МедиаПорт», где ваш покорный слуга ведёт проект «Старости». Листая не так давно харьковскую газету столетней давности «Южный край», среди многочисленных историй городского не- и благоустройства, комичных и трагичных происшествий я обнаружил загадочную историю, происшедшую в доме на Сумской, 74.